Выбор

В жизни меня всегда мучал один вопрос из миллион прочих. Плохо ли быть гордым? Скорее нет, чем да. Но умно ли?
И вот читая Виктора Гюго, и вспомнив французскую историю, Révolution française против короны в 1789, я вдруг представила себе судьбу одного несчастного, возможно наивного, но весьма храброго героя, верившего в принципы, в долг, в честь. В общем, возможно я даже придала этой ситуации романтический оттенок, но мой герой, скажем Бастьен, попал в беду, его схватили гвардия, и решила казнить.
Бастьена ждала участь многих его соратников, верная подруга смерти, которую называли в Франции Гильотина.
И вот, толпа словно море, волнуется, кричит и перешептывается, он подступает к здоровенной, устрашающей машине убийства, у которой стоит его Палач. Он мысленно прощается с жизнью
Но судья, вдруг помиловал его и дал ему право: признаться в содействии крестьянских мятежей, сдав своих товарищей или же умереть.

Что тебе дороже? Твоя гордость, твои принципы или жизнь?
Что лучше? Умерев, при этом сохранив свое лицо и гордость или остаться жильцом, но при этом трусом, предателем?
Кем быть? Горделивым глупцом? Отважным, но ослепленным своей же гордостью мертвецом? Или остаться жить на этом свете, при этом потеряв все уважение к себе?

После таких размышлений все начинало приобретать весьма поэтический тон и я переделала свою писанину-монолог, свободный полет мыслей моего юного героя. И вот к чему все это привело меня.

~~~
Мне этот воздух призрачной свободы,
И жизни, чужим мне милостиво подаренной,
Уже не будет столь сладок и чудесен. А восходы
Мне радости былой уже не принесут,
Вот в чем ирония судьбы, в чем смут,
Я узник, в темнице страхом заточенный,
Пусть солнце светит мне в глаза, я не свободный

Выбрать ли мне жизнь?
Если при этом стыд и срам
Будут за мной ходить как тень моя,
И днем и ночью, по пятам,
А трусом будут звать друзья.

Не будут столь сладки мне воздух, небо и земля
При каждой мысли о позоре.
Да что за счастье в жизни с горем?
Уж лучше покоится в земле, дремля

И зная, что лицо и гордость сохранил.
К чему мне жизнь жалкая, лишенная свободы.
Да лучше бы меня кинжал пронзил!
Какая радость мне голубые небосводы,
Как птице в клетке заточенной?
~~~~
Нет, уж лучше гордым быть, и умереть,
Не побоявшись последние слова сказать,
Перед лицом врага.
Уж лучше бросить вызов смерти,
Чем жизнь провести трясясь,
При каждом шорохе и слове,
При каждом движении врага.
Уж лучше распрощаться с жизнью,
Сказав свое оревуар,
И гордо этот мир покинуть,
Чем быть игрушкой патриарх.

Итак, в конце, после своих терзаний и философских мыслей, мой герой выбирает смерть. Однако на этот вопрос можно взглянуть и иначе? В макро-перспективе, его смерть не была столь значимой, Бастьен лишь один из тысячи погибших, казненных мятежников. Он лишь статистика для монархии, и актер для зрителей. Его жизнь была куда бы более значимой. Скажем, если бы его помиловали и отпустили, но он должен быть раскаяться в соедянном? Ведь он мог бы каким-нибудь образом принести пользу себе, общество, своим соратникам. Он мог бы хитростью отомстить тем кто его поймал. Но разве это не гнусно? Не подло? В то же время когда борьба уже идет на больших масштабах, разве такие внутренние проблемы волнуют тысяч? Человеческая жизнь, какой бы мы ей смысл не предавали, в войне или в других событиях, мизерна. Никому не будет дела до Бастьена когда жизнь покинет его. И тогда уже будет неважно кто мы и какими мы были. О мертвых плохо не говорят, их не тревожат. Но о героях пишут пъесы, слагают баллады, сочиняют романы. Им воздвигают памятники. О них говорят. Их любят. А мой тихий, никем не примечанный, выдуманный, но все-же храбрый и честный герой видит сны о лучшей Франции, о свободной Франции.

А что бы вы выбрали? Быть гордым, но глупым мертвецом? Глупый оттого, что мертвый, так сказал бы хитрый, но гнусный жилец. Почему-то, в образе жильца я вижу Питера Бэйлиша из Игры Престолов. А в образе мертвеца вижу Нэда Старка, справедливого и честного.
На мой взгляд, у человека должны быть принципы, за которые стоит умереть. Принципы, мотивы, дорогие люди, чувства. Порой смерть приходит неожиданно и мы ничего не можем с этим поделать. Но мне кажется, что только бесмысленной смерти может быть лишь бесмысленная жизнь. Человек умирает, жизнь продолжает идти своим чередом. Планета крутится, время идет. О ком-то буду петь песни, а кто-то перестанет существовать в нашей памяти. Но все-таки, это в наших руках наполнить свою жизнь смыслом, любовью и оставить в мире пусть и маленький, но четкий след. Таков удел человеческий.